четверг, 14 апреля 2016 г.

FARMAGEDDON ч. III

Часть II

Эти многонациональные компании пришли к власти на всей планете и сформировали внутри правительственных органов всех индустриальных стран собственные группы поддержки. <…> Лаборатории и химические предприятия международного масштаба, благодаря фантастическим финансовым средствам и покровительству со стороны государств, в которых находятся их предприятия, полностью контролируют политическую власть, о чем даже не подозревает большинство рядовых граждан. Эти промышленные корпорации, основной целью которых была и остается прибыль, а не благосостояние человечества, благодаря привилегиям, которыми они пользуются, и с целью их сохранения осыпают в буквальном смысле золотым дождем правительства различных государств, щедро финансируют избирательные кампании, в том числе и на самом высоком государственном уровне.

Луи Броуэр «Фармацевтическая и продовольственная мафия»


Фармакология, действительно сформировалась в очень влиятельный и капиталоемкий бизнес. К примеру, акции всё той же компании Pfizer включены в базу расчёта промышленного индекса Доу-Джонса. Один-единственный препарат-бестселлер Lipitor приносит ей ежегодно 12,9 млрд. долл. — больше, чем зарабатывают такие компании, как Oracle и примерно столько же, сколько годовой объем продаж всех готовых лекарств в России. 
Плохо только, что есть данные, что этот препарат в 12 раз повышает вероятность рака молочных желез у женщин, проблемы с печенью, импотенцию и депрессию, информацию о чем, однако, пока относят на происки конкурентов. Так вот фирма «Pfizer» пожертвовала самый большой вклад в $250 000 на инаугурацию Джорджа Буша.

Прокурору Международного криминального суда,
Сенатору Луису Морено-Окампо, Maanweg 174
NL-2516 AB Den Haag/Гаага

фармацевтическая промышленность стала единственным крупнейшим корпоративным спонсором предвыборной кампании Джорджа Буша с целью оказывать прямое влияние на мощнейший политический и военный центр мира … обвиняемые систематично и умышленно проникали в средства массовой информации по всему миру, создавая финансовую и иную зависимость, распространяя обманчивую, фальшивую информацию для прикрытия своей преступной практики, поддержания “бизнеса на болезнях” и совершения новых преступлений.
Доктор медицины Маттиас Рат и другие от имени народов мира
Город Гаага, 14 июня 2003 г.
Частью своих подразделений Pfizer входит в прославленную транснациональную корпорацию Johnson & Johnson, выпустившую на рынок притиводиарейный препарат «имодиум». В книге «Проблемные лекарства» Э. Четли описывает ситуацию, когда в Пакистане развился тяжелый отек брюшной полости и паралич кишечника у порядка двух десятков грудных пациентов провинциального педиатрического отделения, из которых выжили только девять детей. «Имодиум» действует на мускулатуру кишечника и замедляет продвижение его содержимого, однако у грудных младенцев может вызывать паралич кишечной мышцы. 


Врачи написали письмо корпорации, где просили изъять с рынка капли имодиума. Фирма проигнорировала послание. Тогда врачи обратились к общественности со страниц газет о том, что препарат может вызывать паралич кишечной мышцы у грудных младенцев. Компания продолжила саботировать ситуацию, хотя её вице-президент по вопросам науки и технологии Роберт Гассин в своем письме в Lancet говорил, что компания предпринимает "все возможное" для изъятия капель. Это продолжалось до тех пор, пока английское телевидение не сняло шокирующий фильм как ребенок умирает на глазах у оператора и не показало его руководителям компании «Johnson & Johnson» в Нью-Джерси. 

Как сказал Френк Баркер, вице-президент компании по общественным делам: «Не много программ показывают зрителям, как ребёнок умирает на глазах у оператора фильма». Кстати, в «Справочнике лекарственных средств» 2007 года Российской Федерации из нежелательных эффектов детского имодиума-лоперамида названы только запор и головокружение «при длительном применении».
Случай, когда вмешательство СМИ помогло изъять препарат из продажи должен был бы быть уникальным, потому что в своей книге «Фармацевтическая и продовольственная мафия» Луи Броуэр замечает:

«Химические и фармакологические трасты обладают ныне огромной властью и сделают все, чтобы заглушить малейшие попытки медицинского корпуса осознать всю ту опасность, которую несут назначаемые ими медикаменты. Если какой-нибудь журналист, писатель, политический деятель, частный врач публично заявит о преступной деятельности фармакологических или химических лабораторий, то эти последние не могут ответить тем же своим хулителям или подать на них в суд».

Далее он описывает организованный международными фармацевтическими компаниями Бернский симпозиум, состоявшейся в 1976 году. Во время которого компаниями была выработана "стратегия" борьбы против «клеветников». Текст итогового заявления был опубликован в виде "Бернской Декларации" под руководством Р.Гаше:

1. Тот, кто критикует, будет рассматриваться как противник существующей системы, и впоследствии его будут игнорировать как собеседника (или как партнера).

2. Ему будут предъявлены в качестве обвинения такие мотивы, как зависть, глупость, невежество, некомпетентность, националистические или идеологические притязания, для того чтобы окончательно его дискредитировать.

3. Через СМИ будет проводиться регулярная разъяснительная работа: кто вступает в спор (тяжбы) с транснациональными компаниями, тот отвергает свободную рыночную экономику. 

Так фармконцернам удавалось почти 30 лет маскировать данные о большом количестве смертельных инцидентов, связанных с приемом препаратов висмута в качестве средств уменьшающих кислотность желудочного сока при колитах, гастритах, язвах. В 70-х применение препарата ограничили на Западе, но с 2004 года на российском рынке появились биснол, десмол, вентрисол и другие препараты висмута.

В марте 1973 г. один из служащих лабораторий Hoffmann-La Roche, испытывая отвращение к методам работы группы, уволился по собственному желанию и уехал в Италию. При этом он переправил в комиссию ЕС ряд конфиденциальных документов, раскрывающих факты незаконной деятельности группы при реализации витаминов. В конце 1974 г. этот служащий по имени Стэнли Адаме вернулся в Швейцарию и был тут же арестован, еще через год уголовный трибунал Базеля заочно осудил его на год за экономический шпионаж с условным лишением свободы на 5 лет без права на жительство с конфискацией залога и с оплатой расходов на судебные издержки. Швейцарская полиция угрозами довела его жену до самоубийства и он потерял свою пенсию потому что осмелился раскрыть секреты фирмы “Hoffmann-La Roche ”.

Когда в 1980-х годах американская компания по защите прав потребителей Health Research Group сумела добыть из медицинских источников сведения о том, что «парлодел» или «бромкрептин», выпускаемой компанией «Sandoz» (первая половинка нынешней «Novartis») вызывает инфаркт миокарда и другие сердечные заболевания, то организации потребовалось целых шесть лет, чтобы добиться решения FDA о запрещении назначения препарата. К этому времени в самой FDA накопилось 220 жалоб от врачей, чьи пациенты превратились в инвалидов и еще 13 умерли вследствие применения препарата. 

Натолкнувшись на запрещение в США, компания продолжила продажи в Европе, заявляя о неопасности препарата и получая от его реализации от 12,5 до 25 миллионов долларов ежегодно. Когда его, наконец, запретили в Европе, под множеством имен бисольвон, флегамин, сольвин, брексол, бродисол и другими, препарат появился в России. Мало того, в 2004 году правительство РФ включило его в виде бромокриптина в "Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. Двумя годами ранее на российском рынке появился другой препарат этой компании, понижающий артериальное давление «ломир» (исрадипин), его появление произошло уже после озвученного рапорта здравоохранительного ведомства США, где было сказано, что пациент, принимающий это лекарство, подвергает себя повышенной опасности инфаркта. Лекарства на основе «исрадипина» вызывают побочные эффекты: почечную и сердечную недостаточность, печеночный некроз, панкреатит.  

Его аналог «нифедипин» входит в "Регистр лекарственных средств России" с базовой дозировкой от 30 до 60 мг - именно такая доза увеличивает процент смертности вследствие сердечно-сосудистых заболеваний по результатам исследования Американского национального института сердца, проанализировавшего истории болезни 8350 пациентов.
Собственностью «второй половинки» нынешней «Novartis» - «Ciba Giegy Corporation» является «адельфан» - препарат, также получивший своё распространение в России сразу же после запрещения под названием «резерпин» в «цивилизованных странах». Там выяснилось, что его применение втрое увеличивает опасность возникновения рака молочной железы и является фактором риска образования рака поджелудочной железы, мозга, кожи, шейки матки, яичников. 

У нас в стране ему нашли применение не только в качестве антигипертензивного средства, но и используют как антипсихотическое, при сердечной недостаточности, поздних токсикозах беременных, неврозах и бессоннице, алкогольных психозах, продавая под более чем двадцатью названиями. 

Одним словом, распространение недоброкачественных препаратов в странах третьего мира обычное дело для фармокологической индустрии. Еще в 1981—1982 гг. Та же «Ciba Giegy Corporation» продавала в Латинскую Америку «галекрон», тогда как этот препарат был запрещен в Швейцарии еще в 1976 г. из-за токсичности, и, помимо головной боли, вызывающий серьезные расстройства мочеполовой системы. Эта же компания является автором средства для диабетиков – «фенормина», выпущенного в США в конце 50-х. В течение 18 лет он ежегодно убивал около 1000 больных, вызывая серьезные нарушения обмена, зачастую несовместимые с жизнью, и был снят с реализации в США и Канаде в 1977 году, но во Франции он продавался еще год, принося своим производителям прибыли, скрываясь под названием «инзорал» и будучи продуктом фирмы Roger Bellon.


… все знают, что три основных столпа мировой химической и фармацевтической промышленности являются швейцарскими: Sandoz, Ciba Geigy, Hoffmann-La Roche.
Луи Броуэр «Фармацевтическая и продовольственная мафия»


Возможно, по этой причине Швейцария раньше и дальше других стран продвинулась по пути «медикаментализации» населения. При этом с 1930 по 1990 год население страны увеличилось на 50 процентов. Смертность от рака возросла за те же 60 лет почти в 3 раза, а заболеваемость по многим типам рака - в 8 раз. Число смертных случаев от сердечно-сосудистых и церебрально-сосудистых заболеваний удвоилось, число умерших от болезни Паркинсона возросло в 4 раза, смертность среди больных бронхиальной астмой выросло в 3 раза, и т.д.  

В общем, получается, что развитая фарминдустрия не лечит, а калечит людей. После слияния Ciba Geigy и Sandoz появилась много раз упоминавшаяся фирма Novartis, самым популярным, по крайней мере в фольклоре, препаратом которой является «пурген», фирменное название «экс-лакс». К менее популярной информации относится показания по исследованию основного компонента – «фенолфталеина», вызывающего тахикардию, геморрой, эритемы, нервные заболевания, а одно из производных этого вещества к тому же является сильнейшим печеночным ядом. Из продажи в США оно давно изъято по подозрению, что является причиной раковых заболеваний. Судьба препарата обратного, противодиарейного действия еще более трагична. 

Между 1955 и 1970 гг не менее 11 000 японцев стали жертвой подострой миело-оптической невропатии. За эти 15 лет японские ученые выяснили, что причиной был «клиохинол», активный ингредиент 186 лекарств, производимый швейцарцами из Ciba-Geigy. Естественно в компании не могли не знать о побочных эффектах препарата, использовавшегося в качестве присыпки для ран аж с 1900 года. Уже тогда Ciba-Geigy получила сообщение от аргентинских врачей, в котором описывались, что препарат вызывал конвульсии у кошек, причем некоторые закончились смертью. А в начале 1960-х гг. Ciba-Geigy получила материалы исследований, из которых было видно, что собаки с диареей, после лечения «клиохинолом», умирали в конвульсиях. 

В 1966 г. др. Олле Ханссон из Швеции опубликовал сообщение в The Lancet об атрофии зрительного нерва и слепоте, причиной которых был этот препарат. Более поздние испытания в США с участием животных и людей показывают, что клиохинол, используемый в кремах легко всасывается в организме. В испытаниях на животных все леченные клиохинолом собаки теряли вес, становились апатичными и хуже реагировали на раздражители, а у четверых из них при обследовании обнаружилось нарушение функции печени. Одна собака погибла через 15 дней после лечения, а у другой развился паралич задних конечностей.

Чтобы эта привязанность «героев» последних абзацев «Ciba Giegy», «Sandoz» и «Hoffmann-La Roche» к Швейцарии стала более понятной можно рассмотреть историю основания последнего. Обладатель уникальной лицензии на лекарство от «птичьего» гриппа - Hoffmann-LaRoche своим основанием обязан Фрицу Хофману, всю свою жизнь от рождения в 1868 году прожившему в городе Базель. 

Примечательно, что клан его происходит из Верхнего Гессена откуда семья его переселилась в 1528 году. Его отец Фридрих Хофман занимался текстилем и красками, а мать Анна Элизабет - выходец из известного офицерского рода, породнившегося с банкирской семьёй Алберта Кехлина (Bank Basler Handelsbank). Начальное предпринимательское образование Фриц получил в банках у родственников. После женитьбы на Аделии, дочери богатого фабриканта и торговца шелком Альфреда Ла Рош на свет появляется компания F. Hoffmann-LaRoche & Co. 

Отмечают, что успеху начинания Фрица Хофмана способствовала финансовая и протекционная поддержка родственников из банковских кругов. Его предприятие стало первым уделять большое внимание нестандартной маркетинговой политике и агрессивной рекламе. В начале века это вызывало большие споры. Многие видели в напористости Hoffmann-LaRoche «наглую самопропаганду». 

Банкиры сыграют ключевую роль в биографии не только Hoffmann-LaRoche. Луи Гонзалеса-Мата в своей книге «Истинные короли планеты» опубликовал длинный перечень незаконченных судебных дел о взятках в виде огромных сумм, переведенных на номерные счета швейцарских банков. В этот перечень вошли такие зарубежные лаборатории как: Merk — 3,7 млн. долларов, Schering — 1,7 млн. долларов, Squibb — 1,9 млн. долларов.

Еще в 70-80 годах были опубликованы факты относительно участия банков в работе советов директоров различных химических и фармакологических предприятий. Жан Сонье в своей книге "Власть швейцарских банков" пишет: "В книге памяти Цюрихского университета приводятся данные переписи числа высоких постов, занимаемых администраторами, директорами и генеральными директорами трех наиболее крупных банков в административных советах химической и фармакологической индустрии за период 1972—1974гг.:
Союз швейцарских банков — 600,
Объединение швейцарских банков — 520,
"Швейцарский кредит" — 510.

То есть 1630 различных руководящих должностей. Факты подтверждают, что банки контролируют лаборатории, а последние контролируют банки и другие различные организации, которые не имеют ничего общего ни с фармацевтикой, ни с химической продукцией. Становится очевидным, что тот, кто удерживает подобную экономическую власть, имеет значительное, если не сказать тотальное влияние, и на другие сферы, в частности политическую.

"Взгляните на этот список на стене" – указывает жестом Чарльз Левинсон, бывший генеральный секретарь Международной Федерации Профсоюза Рабочих в Женеве . На светло-голубой бумаге написаны названия 50-ти крупнейших в мире химических компаний, горизонтально и вертикально по списку, и черные точки обозначают совместные предприятия, которые они имеют друг с другом. "Я недавно прекратил это занятие, иначе все будет в сплошных черных точках. Среди главных нефтяных компаний я насчитал 2 000 совместных предприятий» - говорит он, приостанавливаясь, и по его дальнейшей оценке, вероятно, их число достигает 10 000. 

Вскоре, как он предсказывает, все современные отрасли промышленности будут "полностью управляться и находиться во власти горстки многонациональных компаний, полностью повязанных, полностью объединенных в совместные предприятия, имеющих общие материальные цели и финансово связанные одними и теми же банковскими консорциями".  

Предположение Чарльза, сделанное во второй половине прошлого века, нашло своё подтверждение в современном исследовании, проведённом командой учёных на базе Швейцарской высшей технической школы Цюриха с использованием всемирной базы данных частных и открытых акционерных компаний ORBIS. Анализ состава активов более чем 43-х тысяч корпораций показал, что 147 мировых корпораций контролируют 40% всех активов. По мнению Левинсона, ООН и такие престижные частные группы, как основанный в Вашингтоне Атлантический Совет и Фонд Рокфеллера, как раз и являются той международной элитой, которая управляет основной частью всемирного бизнеса, финансов, политики, и даже войн, всегда к своей собственной выгоде...  Обычно именно банковской страстью к деньгам и объясняют кровожадность фармакологического бизнеса.


В условиях капиталистической системы святой обязанностью медицинского бизнеса является получение максимальных прибылей путем устранения конкуренции и поддержания на достаточном уровне числа страдающих хроническими заболеваниями, лечить которые можно до бесконечности.

Уолтер Ласт,
Немецкий биохимик,
Сотрудник лаборатории "Bio-Science" Лон-Анджелес, США


Ведущий апологет фармацевтической промышленности США Гарри Шварц, еще в прошлом веке разъяснял, что «обычно бизнес не предполагает того, чего промышленность сегодня так сильно желает, - чтобы ее ценили за вклад в развитие общества. Цель фармацевтического бизнеса - как и любого другого бизнеса в США - состоит в том, чтобы делать деньги, и извлечение максимально возможной прибыли - именно та цель, которой промышленники-руководители обычно и посвящают свою энергию день ото дня». Конечно, нельзя полностью игнорировать финансовые интересы корпораций в бизнесе, построенном на болезнях. Иначе откуда бы взялось более 12 тысяч лекарственных препаратов, когда по заявлению ВОЗ: "для лечения всех болезней хватило бы 200 медикаментов". В одном весьма популярном американском исследовании 1955 года было установлено, что в 35% случаев болезненных состояний боль проходит от приема плацебо.

Прокурору Международного криминального суда,
Сенатору Луису Морено-Окампо, Maanweg 174
NL-2516 AB Den Haag/Гаага

Рыночной площадью фармацевтической промышленности является организм человека, и окупаемость инвестиций зависит от продолжительности и распространенности заболеваний. Прибыль зависит от патентования лекарств, что делает эту промышленность самой прибыльной на планете Земля. … Фармацевтическая промышленность предлагает здоровье миллионам пациентов, но не предоставляет обещанный продукт. Вместо этого она доставляет лекарства, которые всего лишь смягчают симптомы, в то же время поддерживая причину болезни как предусловие для дальнейшего развития бизнеса. На прикрытие мошенничества эта промышленность тратит в два раза больше денег, чем на исследование препаратов для будущих терапий. Этот организованный обман является причиной, по которой этот инвестиционный бизнес может продолжать свое существование за стратегически разработанной дымовой завесой благодетелей человечества… Миллионы людей Америки и других стран умирают от предотвратимых болезней, продолжающих существовать, в силу финансовой выгоды фармацевтического картеля, который преднамеренно отказывает нам в спасательной информации об истинных причинах заболеваний и их лечении. Эта эпидемия происходит в результате опасных побочных последствий фармацевтических препаратов. <…> По своему синтетическому составу, большинство фармацевтических препаратов токсичны для наших организмов - они приводят к повреждению органов и приводят к другим, более серьезным побочным последствиям.

Доктор медицины Маттиас Рат и другие от имени народов мира
Город Гаага, 14 июня 2003 г
.


И, конечно, именно коммерческий интерес заставил в своё время "Dupont de Nemoure" – французское подразделение DuPont прекратить производство препарата, известного под названием "C.F.C." и заменить его в пользу более дорогостоящего аналога, на который был приобретен патент, что гарантированно обеспечит концерну несколько миллиардов долларов в следующие несколько лет.

Следствием такой тенденции является увеличение расходов американцев на здравоохранение с 9,5% личного потребления в 1980 году до 16,3% сегодня. При этом 41% из них уже либо столкнулись с проблемой оплаты лечения, либо продолжают выплачивать долг за медицинское обслуживание.

Потенциал прибыли на лекарствах огромен. Самая природа этого продукта дает манипулировать собой картелям и монополиям. Когда человек болен или при смерти, он не подвергает сомнению цену препарата, предлагаемого ему для помощи.
Дж. Эдвард Гриффин «Мир без рака — история витамина В17»

Возможно ли «алчностью фармкомпаний» исчерпывающее объяснить все скандальные ситуации, инициаторами которых они стали и обстоятельствам, которые стали известны в результате судебных разбирательств и независимых расследований. Почему фармакология, имея столь мощное лобби в правительственных кругах, связи с ведущими мировыми банковскими кругами, «ручные» СМИ и научные сообщества не разрабатывают и раскручивают обычные плацебо? 

Продавал же в качестве лечебных эликсиров обычную воду знаменитый Калиостро, или в качестве более свежего примера можно привести «оциллококцинум» (Oscillococcinum) – гомеопатическое средство от простуды. Его появлению человечество обязано французскому врачу Жозефу Руа, который во время эпидемии испанки в 1917 году заметил в крови больных гриппом некие микроорганизмы в виде двух трясущихся шариков. По их форме он назвал их Oscillococci и решил, что они и есть причина гриппа, о том, что причиной является вирус было установлено позже. После этого, хотя никто, кроме него, никаких осциллококков никогда не видел, Руа же нашел их у раковых больных, сифилитиков, язвенников, ревматиков, еще в куче мест — и объявил об обнаружении единой причины всех болезней. Торжествуя, он перешел к изготовлению лекарства от всего. Почему-то из всех бесчисленных найденных им скоплений осциллококков он выбрал именно печень и сердце одного редкого вида уток. 

Рецепт Руа предполагал 200 стократных разведений экстракта из утиных внутренностей, что по всем законам физики ведет к тому, что в финальном растворе с вероятностью почти 100% нет ни одной молекулы из несчастной птицы, а есть только дистиллированная Н2O. Результаты получились невпечатляющими: препарат сокращает протекание болезни на шесть часов и уж точно не имеет профилактического действия, но по сей день хит продаж во Франции, в Росии можно приобрести аналог – Новосибирский Аннум Барбариа 200С. Подобный метод – изготовления и раскрутки плацебо не был бы более ответствененн и рискован для для руководителей фармакологических компаний?
Неужели работники компаний столь не дальновидны, что не в состоянии просчитать, что создание «армии больных» увеличивает прибыли в краткосрочной перспективе, но существенно сокращает их вместе с самим количеством потребителей на втором шаге в среднесрочной и долгосрочной перспективах. И можно ли быть уверенным, что современный медкорпус занят разработкой лекарств, а не препаратов двойного назначения, которые снимая симптомы одного недуга, наносят непоправимый урон здоровью в другой области, на практике реализуя принцип сформулированный Парацельсом: «все есть лекарство и все есть яд». И никому в голову не придёт причины летального исхода искать не в болезне, а в лекарстве. Не исключено, что рак, критерии возникновения которого до сих пор не определены официальной медициной, является следствием утомления и разбалансировки иммунной системы, вынужденной реагировать на обилие токсинов, порождённых экологической ситуацией и образом жизни, построенном, в том числе и на бездумном употреблении химических как бы лекарственных препаратов. 

Ряд исследователей обратили внимание на слияние банковских структур, фармакологии и государственных органов, но нужно обратить внимание на слияние корпоративных структур как таковых, и в том числе фармакологических, в результате чего «корпоратократия» начинает представлять из себя подобие орденской структуры, со своей иерархией, реализующей некую групповую стратегию, ключевые посты которой закрыты для непосвященных. Под таким углом зрения некоторую логику приобретают слияния-поглощения компаний, назначение на ключевые посты. К примеру компанией, ставящей опыты на нигерийских детях «Pfizer» руководит человек, имеющий весьма посредственное отношение к медицине, бывший глава юридического отдела General Electric - Джефф Киндлер. Не так давно этот человек, входящий по версии Park Avenue в сотню самых влиятельных людей мира сказал что: «Нано и био-технологии изменят мир, излечив человечество от всех физических и социальных болезней, даже неизлечимых». Джефф умалчивает скольких при этом нано и био-технологии оставят в живых. 

Они, эти технологии не стоят на месте: продававшееся в Америке японское лекарство, аминокислота, преобразующаяся в серотонин - L-триптофан, вырабатываемое искусственно созданными бактериями, почему-то содержало в себе патогенны, пробивающие иммунную систему, и 10 000 оказались зараженными, из которых 37 погибли, а более тысячи остались инвалидами.

Не так давно в публикациях стали встречаться упоминания о так называемых химиотрассах, новом явлении, которое наблюдают во всем мире: выхлопные полосы, оставляемые самолетами, которые в отличии от привычных не рассеиваются, а как правило, непрерывно расширяются, постепенно превращаясь в слоистые облака. 

Канадский исследователь Уильям Томас и журналист Ерминиа Кассини сообщили, что в течение апреля 1999 года военно-транспортный самолет несколько раз выбрасывал химиотрассы над территорий Канады и США. Кассини удалось собрать образцы коричневого желеобразного вещества, которое осело на землю, после того как самолет улетел. Исследование осевшего вещества, помимо прочих, проводил профессор биохимии и клеточной биологии из Нью-Йоркского университета Виталий Цитовский, обнаруживший, что волокна содержат род бактерий, способных генетически трансформировать не только растения, но также и клетки человека, что заставляет некоторых исследователей связывать именно химиотрассы с появлением новых экзотических болезней. 

К такому предположению имеются все основания: в научно-популярной книге преподавателя Медицинской школы Чикагского университета Нила Шубина рассказывается о том, что параллельно проекту Государственного Департамента США «Геном человека», в результате которого было прочитана последовательность всей ДНК человека и картирование всех имеющихся у нас генов, «были организованы аналогичные проекты, посвященные … многим видам микробов», после чего геномы микробов и человека детально сравнивали.

При этом работы Николь Кинг из Калифорнийского университета с некоторыми простейшими показали, что никакой генетической пропасти между одноклеточными микроорганизмами (микробами) и настоящими животными (многоклеточными) на самом деле нет. Большинство генов, работающих у простейших, работают и в клетках животных, «более того, эти гены включают часть аппарата, обеспечивающего построение наших тел».


Возможно, что некоторое время назад это бы звучало как конспирология, но 22 января 2011 состоялся Первый международный день всеобщей осведомлённости о химиотрассах. В результате уже 3 февраля на крупнейшем американском телеканале CBS было показано журналисткое расследование.

Примечательно, что сам термин Chemtrails (сокращение от “chemical trails”) впервые появляется в официальном документе Палаты Представителей Конгресса США в законопроекте «Кучинича» об охране воздушного пространства (H.R. 2977 от 02.10.2001 года) в перечне «экзотические виды оружия массового поражения». В использовании распыления в качестве оружия нет ничего существенного нового, оно известно специалистам:

«…Несмотря на очень разные характеристики этих микроорганизмов и токсинов, как террористические средства они имеют некоторые общие характеристики. Они могут быть переведены в мелкодисперсный аэрозоль с размером частиц около 1 – 5 мкм, способный проникнуть в дистальные бронхиолы и терминальные альвеолы незащищенного человека. Доставка аэрозолей к цели может осуществляться террористами при помощи простых технологий, включая промышленные распылители с соплом и источник энергии, модифицированный для генерирования частиц такого размера. Аэрозоль может быть распылен с линейного источника (самолет или корабль), двигающегося против ветра от намеченной цели…»

«Микроорганизмы, токсины, эпидемии» М.В.Супотницкий,
кандидат биологических наук, старший научный сотрудник


В рамках данного рассказа примечательно, что уже упомянутая компания Ciba Geigy проводила аналогичные эксперименты. Специализированное периодическое издание "Ecotox-icology and Environmental Safety" опубликовало в 1979 г. подписанный сотрудниками Центра Ciba Geigy доклад, в котором описывался эксперимент по внедрению в практику инсектицида под названием "монокротофос" (он же нувакрос — собственность «Ciba Geigy» или азодрин — собственность Shell). 

В ходе эксперимента были задействованы лица двух групп, одну из которых орошали порошком с самолёта в течении трёх дней. Мало кто из подопытных мог выдержать все три дня эксперимента. Мужчин опрыскивали голыми до пояса, женщины были одеты в легкие одежды. Цель эксперимента состояла в том, чтобы определить, какое воздействие оказывает инсектицид на холинэстеразу крови при том, что монокротофос является фосфорорганическим инсектицидом, квалифицированным как особо опасный яд.

«Ciba Geigy» стала одной из основательниц «Novartis», компании, новый завод которой заложен в 2011 году в Особой экономической зоне Санкт-Петербурга в присутствии губернатора Валентины Матвиенко и министра экономического развития РФ Эльвиры Набиуллиной. 
Вместе с ними участие в торжественной процедуре принял исполнительный директор «Novartis» Джозеф Хименес.

Прошлая глава закончилась упоминанием о том, в 1978 году, на момент открытия в России филиала компании «Bayer» – производителя отравляющего газа Циклона–Б, ею руководил ветеран Второй Мировой Войны, бывший командир танкового полка Бруно Каль. Так вот, обе компании – основательницы «Novartis» - и «Ciba Geigy» и «Sandoz» проходили по списку подельников III Рейха, выплатив 15 миллионов долларов швейцарскому фонду компенсаций жертвам нацизма.


Опыты на людях - это лишь поддержание ставшей привычной традиции. Бывший глава подразделения в ведомстве ФБР США Тед Гендерсон в своём выступлении 20 января 2011 года рассказал, что ему удалось персонально осмотреть специально приспособленные самолеты, базировавшиеся на территории американских военных баз в штате Небраска и участвовавшие в распылении смертоносных аэрозолей в атмосферу над всей территорией Соединенных Штатов Америки, Великобритании, Ирландии, Шотландии, а также в некоторых странах Северной Европы. И он считает, что именно химиотрассы зачастую являются причиной массовой гибели живности в разных частях планеты - «Это преступление, преступление против Америки, преступление против граждан этой великой страны. Мы должны это остановить. Что не так с Конгрессом?...»

Источник.


Луи Броуэр "Фармацевтическая и продовольственная мафия" читать.

 

2 комментария:

  1. Я бы все-таки не стала сравнивать истоки оциллококцинума с современной клинической гомеопатией, к которой сечас относят препарат. Все-таки слишком много у него хороших отзывов и исследований.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Согласна с Вами абсолютно. Я вообще прекрасно отношусь к классической гомеопатии - особенно, к монопрепаратам.
      А Оциллококцинум, насколько я знаю, пользуется заслуженным спросом уже более 100 лет:)

      Удалить